Дефицита бюджета требует справедливость

Первый день открывшегося Гайдаровского форума-2011 (организаторы — Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, Институт экономической политики имени Гайдара и Фонд Егора Гайдара) начался с бюджетной полемики.

Анонсируя конференцию, ректор АНХ Владимир Мау предупреждал будущих участников: «Основные проблемы российской экономики носят не чисто бюджетный характер». Впрочем, 3 ключевых выступления первого дня — вице-премьера Алексея Кудрина, замминистра экономики Андрея Клепача и первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева — касались, так или иначе, тем федерального бюджета.

Стало очевидно, в какой степени расходятся позиции сторон: Алексей Кудрин неожиданно заявил, что в 2011 году нулевой дефицит бюджета РФ достижим лишь при цене нефти $115 за баррель и выше. Также он пояснил, что это — не фантастика: он не исключает кратковременного взлета нефтяных цен на уровень $150-200 за баррель. Алексей Улюкаев осторожно поддержал выводы Минфина, заявив: «У меня есть глубокое убеждение, что уже в этом году мы можем выйти на бездефицитный бюджет» (по оценкам г-на Улюкаева, с начала года среднегодовая цена нефти оценивается ЦБ в $101 за баррель и нет признаков того, что она будет падать, — о росте речи нет). Наконец, Андрей Клепач был несколько скромнее в оценках: «Мы в этом году действительно при тех ценах на нефть, которые есть, можем выйти (если резко не увеличим расходы) почти на 1% дефицита».

Впрочем, речь шла не о дефиците бюджета, который как проблему не оценивают сейчас ни ЦБ, ни Минфин, ни Минэкономики. Тему ключевого спора задал г-н Клепач. Он де-факто анонсировал позицию Минэкономики о необходимости роста зарплат в бюджетном секторе, ради которых можно потерпеть и долгосрочный дефицит в несколько процентов ВВП. «Если зарплата ученых в среднем соответствует заплате лейтенанта милиции, то эта страна может рассуждать об инновациях, но, очевидно, что инновационное развитие будет носить фрагментарный, очаговый характер», — пояснил представитель Минэкономики, сообщив: то же самое касается расходов на здравоохранение и образование, в том числе зарплаты врачам и учителям, которые необходимо увеличивать. Альтернативы росту соцрасходам Андрей Клепач не видит: РФ сейчас «находится на рубеже, когда несбалансированность внутри самого бюджетного сектора резко возрастет», а сокращение госрасходов сейчас может ударить по бюджетному сектору.

Алексей Кудрин в своем выступлении опасную тему наращивания социальных расходов затрагивать почти не стал, ограничившись лишь констатацией: в предвыборный год это вероятно. По его словам, «при нынешнем уровне расходов должны изменить их структуру», в частности, отказавшись от роста дотаций компаниям и секторам экономики в пользу финансирования инфраструктурных проектов. «В Бюджетном кодексе установлен весь список тех предприятий, которые получают субсидии из федерального бюджета. Он на многих листах, там сотни предприятий», — сказал министр. Менять, по его словам, нужно и социальные расходы — но это не главное.

На деле, какая именно часть расходов бюджета РФ требует сокращения — социальная или инвестиционная, — с точки зрения балансировки бюджета значения не имеет. Впрочем, смена риторики Минэкономики (ранее ведомство настаивало именно на инфраструктурных расходах, к социальным относясь осторожно) ставит Минфин в довольно неудобную ситуацию. В отличие от госинвестрасходов, наращивание социальных расходов, на которые Минфин легко шел в 2006-2009 годах, влияет на структуру бюджета больше, чем инвестрасходы: именно эскалация пенсий и зарплат в зависимых от бюджета секторах, а не госинвестиции и привели бюджет к нынешнему дефициту. Но потенциал сокращения госрасходов больше именно в секторе госинвестиций.

Дмитрий Бутрин, Коммерсантъ

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс