Туристический Алтай. Ждет ли Горную Колывань третий «золотой век»?

Летом 2011 года сотрудниками Института водных и экологических проблем под руководством доктора наук Андрея Романова была выполнена заказанная Главным управлением экономики и инвестиций Алтайского края научно-исследовательская работа по разработке новых туристских маршрутов на территории планируемого туристско-рекреационного кластера «Горная Колывань». О некоторых выводах, сделанных в летней экспедиции, рассказывает ее участник Валерий Иванченко.

Перенаправить потоки

На Алтае бывает с туристскими целями несколько миллионов человек в год. Больше всего их приезжает летом, по трассе М-52. И чуть ли не 90% этого потока, следуя через Бийск транзитом, оказывается в Республике Алтай. Таковы стереотипы: раз Алтай, значит — Телецкое озеро или Катунь, Семинский перевал или Чемал, Усть-Кокса или долина Чуи.

Даже в Интернете почти все сайты туристской направленности посвящены достопримечательностям Горного Алтая, а известные места Алтайского края если и упоминаются, то лишь как некий необязательный бонус, спрятанный вдали от главных дорог. Исключением раньше была только Белокуриха, а в последние десять лет к ней добавилась Бирюзовая Катунь, позволившая связать Алтайский и Смоленский районы с Чуйским трактом через маршрут «Малого золотого кольца».

Оживился, благодаря усовершенствованной дороге, турпоток через Солонешное, но и мимо Денисовой пещеры туристы следуют преимущественно транзитом, направляясь в Усть-Кан или возвращаясь оттуда. Замечательные горные местности Алтайского края в бассейнах Алея и Чарыша остаются туристской провинцией, привлекающей преимущественно жителей соседних районов.

Приняв решение конкурировать с Республикой Алтай в сфере туризма, администрация края первым делом провела учет туристских ресурсов, и ревизия имеющихся достопримечательностей дала обнадеживающие результаты. Чтобы перераспределить потоки туристов в пользу края, был разработан маршрут «Большое золотое кольцо Алтая». И проблем, мешающих ему заработать прямо сейчас, оказалось, по большому счету, всего лишь две.

Во-первых, состояние инфраструктуры, главным фактором которой являются, конечно, дороги. А во-вторых — отсутствие ярких образов, которые позволили бы сделать юг Алтайского края таким же известным брендом как «Горный Алтай». Так вот нынешнее изучение кластера «Горная Колывань» и дало ряд идей, наметивших пути решения этой второй проблемы.

Что такое Горная Колывань

В Колывань попадают по федеральной трассе А-349, называемой также Змеиногорским трактом. Двигаясь от Барнаула к Рубцовску, с трассы надо свернуть в Поспелихе, сравнительно хорошая дорога идет через Курью в Краснощеково, Змеиногорск, Колывань. Дальше в горы дороги хуже.

 

Административно Горная Колывань занимает часть территорий Краснощековского, Курьинского, Змеиногорского, Третьяковского районов. Из природных объектов и местностей здесь особенно привлекательны озера Белое и Колыванское, гора Синюха, долина Чарыша с притоками Иней и Белой, а также таежные верховья Алея с горой Ревнюхой — местности по-своему уникальные и непохожие на другие.

 

В отличие от ущелистых, зажатых между горами долин Катуни и Бии, основу пейзажа в Горной Колывани составляет простор, открывающийся с каждой возвышенности. Красота природы здесь мягче и задушевней. Есть фантастических очертаний скалы, пещеры, чистые реки, но ландшафты открытые и плавные, не пугающие равнинного человека экстремальной экзотикой. А главное, что и живущие здесь люди в целом спокойней и дружелюбнее, чем в соседней республике. Население однородное и не испорченное ни туристами, ни избытком национального самосознания.

Но Горная Колывань привлекательна не только особым природным и человеческим обликом. Она славна своей историей, у нее сильная и мало на что похожая аура прошлого.

Два золотых века

Что делалось в этих местах до прихода русских, мы знаем преимущественно со слов археологов. Давно уже срыты чудские копи, оплыли многократно ограбленные и раскопанные курганы, заросли мегалитические святилища. Остается доверять лишь ученым и свидетельствам древней письменности.

Считается, что первые сведения о Горной Колывани появляются в русских летописных источниках в начале XVI века, в рассказе новгородского торговца «О человецех незнаемых на Восточной стране и языцех разных».

Историк Д.Н. Анучин полагал, что в этом повествовании упоминается поселение древних металлургов на Колыванском озере. Речь там идет о стоящем на озере чудесном граде и людях, что «ходят под землею, иною рекою, день да нощь с огни». «Град» — это, возможно, окружающие озеро причудливые скальные останцы, похожие на строения и скульптуры. Оставленные древними рудокопами следы отмечали на Колыванском с XVIII века, а древнее поселение открыл здесь в 1982 году археолог Ю.П. Алехин.

Многие исследователи уверены, что именно о Рудном Алтае шла речь в знаменитом свидетельстве Геродота об одноглазых аримаспах и грифах, стерегущих золото на северном краю ойкумены, — это V век до нашей эры.

Еще академик А. Гумбольдт и путешественник П.А. Чихачев пришли к выводу, что алтайские и уральские месторождения были главным источником снабжения золотом европейских скифов и греческих античных колоний. Так что первая золотая эпоха юго-западного Алтая могла продолжаться почти две тысячи лет.

Интересно, что сокровища, оставшиеся от этой первой эпохи, были в ходу и в близкое историческое время. Вот что пишет Ю.П. Алехин: «С начала XVIII в. и до середины XIX в. на Рудном Алтае развертывается бурная деятельность «бугровщиков» — кладоискателей, которые в поисках могильного золота, серебра и «древних кладов» уничтожили безвозвратно для науки множество археологических памятников. Эта деятельность имела массовый и организованный характер.

Так, по запискам Д.Г. Мессершмидта до нас дошли сведения, что жители алтайских сел в поисках могильного золота собирались в артели по 200-300 человек и отправлялись за 20-30 дней езды в степь, где они разбивались по отрядам и начинали бугрование, не теряя друг друга из виду, с тем, чтобы при нападении неприятеля совместно организовать отпор.

Основная часть знаменитой коллекции золотых вещей Петра состоит из предметов, полученных в результате раскопок бугровщиков в Обь-Иртышском междуречье».

Но остатки остатками, а настоящий второй век алтайского золота и серебра исчисляется с 1745 года, когда в итоге рудных работ Акинфия Демидова было принято решение сделать Алтай поставщиком в казну драгоценных металлов. Благодаря колыванскому и змеиногорскому месторождениям в 1739 году был построен Барнаульский сереброплавильный завод, снабжавший страну валютой вплоть до 1894 года.

Ко времени остановки плавильных печей горная промышленность района уже пребывала в упадке. Некоторое оживление наступило лишь в предвоенное и военное время, когда Алтай стал давать необходимый оборонке вольфрам.

Между небом и подземельем

Во второй четверти XX века на Алтае работали несколько вольфрамовых рудников: в Алтайском, Солонешенском, Усть-Калманском, Курьинском районах. Крупнейшим был рудник Колыванстрой, заложенный в нескольких километрах к югу от поселка Колывань, в отроге горы Синюха.

Вокруг рудника вырос городок в семь тысяч жителей; отличное снабжение и высокие заработки привлекали в него горняков со всего СССР. Но в конце 50-х годов пошел дешевый вольфрам из Китая, и нерентабельный рудник закрылся. Сейчас его окрестности напоминают локации из игры «Сталкер» или пейзажи одноименного фильма Тарковского: заросшие лесом каменные руины и черные дыры в земле. Из дыр дует ледяной ветер.

В заброшенный рудник можно попасть через бетонированную вентиляционную штольню.

Посещение недр вольфрамовой горы оставляет одно из самых сильных впечатлений, доступных в этих местах. Начинаясь со склона, заросший льдом коридор приводит к освобожденному от руды каменному разлому, вспоровшему гору от вершины и до подошвы. Стены разлома поднимаются над головой в темноту, между ними сеется вниз мелкий дождик. Под ногами разверзаются в неизвестную глубину пропасти, куда сползают висячие ледопады. Чувствуешь, что попал в некий промежуточный этаж ада.

Чтобы увидеть вход, надо подняться на вершину горы, к провалам, тянущимся по водораздельной линии отрога Синюхи. Хребет наверху буквально расколот по самой оси: расступившаяся скала открывает небу свои темные недра. Следуя вдоль цепочки пропастей, выходишь на дорогу, проложенную к лежащему на склоне озерцу Моховому. Оттуда можно взойти на вершину, господствующую над окрестностями. Вид открывается на многие десятки километров — и на степной север, и на гористый, таежный юг. На юго-востоке видна испятнанная снегом стена Тигирекского хребта, отделяющего Россию от Казахстана.

Обитавшие в этом районе люди тысячелетиями обращались к двум безднам: добывали в подземелье горы руду и наблюдали движение неба. На скальной вершине сопки Очаровательной, расположенной к северу от Синюхи, по другую сторону Белого озера, была когда-то, как утверждают ученые из петербургского Эрмитажа, древняя обсерватория: встав в центр выбитой на верхушке сопки каменной чаши, можно было использовать вершину Синюхи, как визир, отмечающий астрономические события.

Традиция не прервалась. Тридцатью километрами западнее, на горе, прикрывающей с юга Колыванское озеро, заканчивают строительство самого большого телескопа в России. Чуть ниже, на склоне, уже несколько лет следит за космосом оптико-лазерный центр. А южнее, между озером и Змеиногорском, вгрызается в недра планеты крупнейший Корболихинский полиметаллический рудник. Такова вертикаль здешних промыслов.

Восьмиконечный крест

На высшей точке Синюхи не так давно восстановили стоявший там сто лет назад православный крест. Другой такой крест установлен у северного подножия горы, на месте разрушенного в 20-е годы женского монастыря.

Православный крест, как всем известно, имеет восемь концов, его вертикальный столб пересекает не одна, а три перекладины. Четыре пересекающиеся линии как нельзя лучше символизируют особенности юго-западного Алтая.

Про вертикаль мы уже сказали — это ствол мирового дерева, связующий нижний, верхний и средний миры: космос, преисподнюю и обыденность. Примеров такого единения в окрестностях масса.

Гора Змеиная в центре нынешнего города Змеиногорска превратилась в свое отражение, «антигору», глубокую яму карьера, но сопка Караульная все еще возвышается над ней и всеми окрестностями. Поднимается над рудниками и каменоломнями гора Ревнюха.

Источенное пещерами карстовое плато за Иней так и называется: гора Небо. Еще дальше к востоку, на верховьях Коргона, известен древнейший рудник, расположенный выше границы леса, на высоте двух тысяч метров, в районе, куда падают с неба обломки ступеней ракет.

Притом местных жителей, обитающих среди гор и пещер, между небом и подземельем, недоступность и загадочность этих элементов пейзажа почти не волнует. Удивительны они лишь для приезжих.

Антитеза космической вертикали — главная горизонталь Горной Колывани — ее пространство, уникальная природа западной оконечности южно-сибирских гор, отделяющих северные заболоченные пространства от южных степей и пустынь. Это берег палеозойского моря, разрушенные и возрожденные в четвертичный период горы.

Древнейшие образования, сравнительно недавно пришедшие вдруг в движение. Пестрая гамма горных пород. Редкий набор центрально-азиатских ландшафтов, сошедшихся вместе на небольшой территории. И география, и геология Колывани представляют собой сложный природный текст — своеобразное послание, смысл которого до конца нами не расшифрован, хотя к его прочтению были направлены духовные усилия людей многих веков.

Верхняя перекладина креста лежит в пространстве духа, обозначая встречу мировых религий: в центре Евразийского континента, проходит граница между христианской, исламской и буддийской культурами. Но это также и непрерывная линия народных верований, соединяющая древнее язычество с современными суевериями и новыми культами. Рядом со свежим крестом у подножия Синюхи стоят и недавно вырезанные из бревен раскрашенные идолы, а на вершину горы поднимаются паломники самого разного толка: рериховцы, контактеры с инопланетянами, анастасийцы. Необычность этих мест будит воображение, дает толчок для их мистического осмысления.

Косая черта под главной перекладиной креста обозначает историю — это линия времени, восходящая от прошлого к будущему. В геологической истории Горная Колывань была зоной взаимодействия тектонических структур, в человеческой же истории она стала местом встречи цивилизаций.

Прошедшие тысячелетия мало изменили облик района и оставили неизменной его главную медиативную функцию. Еще до нашей эры на гранитных возвышенностях вокруг Колыванского озера собирались гонцы из восточных и западных провинций Евразии, меняли привезенные товары на изделия из металла. А триста лет назад русская культурная, хозяйственная, военно-политическая экспансия вторглась здесь в сердце Азии, остановила давление Китая и начала новый виток колонизации заброшенных к тому времени земель.

Двадцать лет назад крушение советской системы привело к очередному периоду упадка и запустения, но возрождение уже началось. Третий золотой век Колывани будет веком туризма. В ближайшем будущем она станет объектом паломничества жителей всех частей света. Привлечет их не экзотика, которой повидавшего мир человека не удивишь, а слава особенного места, изменяющего судьбу.

Машина желаний

Брошенные колыванские поселения и забытые рудники неспроста заставляют вспомнить придуманную братьями Стругацкими Зону. Главной приманкой для пробирающихся в Зону сталкеров было тайное место, исполняющее желание. Нечто подобное есть и в предгорьях Алтайского края. Чувствуют это пока немногие, но без веры в чудо человек не живет и слухи будут распространяться.

Всегда и везде люди искали и находили способы обратиться к силам, управляющим сменой событий: духам, богам, начальникам. Эффект от такого обращения есть всегда, даже если силы тебя не услышали. Важно сформулировать, чего хочешь. И важно потом как-то действовать — в результате любого действия хоть что-нибудь да получишь, пусть даже полученное будет не очень напоминать изначально загаданное. Исполняется ведь не всякая просьба, а лишь заветное желание, о котором и сам не всегда себе дашь отчет. Но для того чтобы загадать, нужны особенные условия.

Иные ученые, вроде Ньютона и Ломоносова, искренне верили в Бога, другие, как Джордано Бруно, Спиноза или Вернадский, были пантеистами, считая разумной надчеловеческой силой саму нашу планету.

Теорию о том, что Земля есть живой организм, опровергнуть трудно: слишком много примеров планетарной саморегуляции нам известно. У живой планеты должны быть особые точки — нервные узлы, подключившись к которым, человек (как отдельный нейрон планетарной сети) может получить на миг администраторские права.

Согласно православной традиции, мир стоит до тех пор, пока святые старцы молятся о его сохранении. В алтайских предгорьях известно немало пещерных келий, населенных отшельниками еще в начале прошлого века. В течение следующих семидесяти лет молитва в России не поощрялась, но люди продолжали страстно желать добра и желания их, как правило, исполнялись. Ведь и СССР развалился от того, что кто-то того сильно хотел.

Сторонники Живой этики знают: к падению коммунистической власти приложил руку ученик Н.К. Рериха Альфред Хейдок, тихий слепой старик, поселившийся в Змеиногорске в 1981-м и умерший там же в 1990 году.

Если рассмотреть список людей, определивших судьбу страны и мира в последний век, то окажется, что процент выходцев из предгорных районов Алтайского края (в диапазоне от конструктора Калашникова и зампреда КГБ Пирожкова до Раисы Горбачевой и депутата Рыжкова) непропорционально велик. А сколько таких влияний осталось нам неизвестно?

Однажды посетив по случаю Горную Колывань, люди неизменно возвращаются туда вновь и вновь. Кто может, покупает здесь дом, кто-то строит гостиницы и турбазы. Притяжение местности трудно поймать и объяснить, но оно существует.

Детский писатель Александр Волков провел в Колывани лишь несколько лет в молодости, но потом до конца жизни писал сказки о волшебной стране, скрытой за пещерами и горами. Двести лет назад известия о счастливом крае между Обью и Иртышом передавались из уст в уста в виде легенды о Беловодье, сегодня информация расходится посредством социальных сетей.

Намеченный маршрут Большого золотого кольца Алтая позволит проехать вдоль линии старинных русских крепостей, протянувшейся некогда от Колывани до Салаира. На этом пути каждый сможет увидеть, как степь превращается в горы, подземелье отражается в небе, а доисторическое прошлое сливается с настоящим. От этого что-то непременно изменится в путешествующем: и в нем самом, и в его будущем.

Собирать впечатления дело слишком простое. Русский Алтай должен менять представления о возможностях — от такого предложения нельзя будет отказаться.

Теперь, когда маршруты намечены и разведаны, дело за тем, чтобы облечь их в слова, то есть составить тексты, которыми можно будет рассказать приезжающим о смысле увиденного.

Как известно, «легендой» называют и предание о реальном событии, и пояснение к географической карте, и конспиративную версию. Так что дело сейчас за достоверным легендированием вводимой в оборот турбизнеса территории.

ПолитСибРу

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс