Прага и Лондон разошлись с Брюсселем

Саммит ЕС одобрил «Договор стабильности, координации и управления». Из 27 стран ЕС его не поддержали только Великобритания и Чехия.

Соглашение ограничивает структурный дефицит госбюджета уровнем в 0,5% ВВП, эту норму страны обязаны закрепить в национальном законодательстве. За нарушение требования грозит штраф до 0,1% ВВП. Действующие правила Европейского пакта стабильности и роста более либеральны — дефицит не более 3% ВВП.

Члены еврозоны обязаны подписать договор на следующем саммите 1-2 марта, документ вступит в силу после ратификации 12 странами. Остальные члены ЕС могут добровольно присоединиться к договору.

Договор ограничит дефицит как инструмент финансирования, отмечает Майкл Сондерс из Citi: «Это может привести к затяжной рецессии, но история показывает, что правила в Европе время от времени игнорируются». Экономисты ожидают спада в еврозоне в 0,5% ВВП (консенсус-прогноз Bloomberg).

Лидеры ЕС одобрили также учреждение Европейского стабилизационного механизма (ESM) в 500 млрд. евро с 1 июля 2012 г. В совместном заявлении они пообещали поддержать рост экономики и занятости. Пока ситуация с безработицей не улучшается, показали данные Евростата. В ЕС 23,8 млн. безработных, в еврозоне — 16,5 млн., уровень безработицы в декабре не изменился и составил 9,9 и 10,4% соответственно, за год оба показателя выросли на 0,4%.

Отсутствие автографа британского премьера Дэвида Кэмерона никого не удивило: Великобритания отказалась подписывать «фискальный пакт» еще на декабрьском саммите ЕС. Настоящим сюрпризом оказался «бунт» Чехии. Премьер-министр этой страны Петр Нечас на пресс-конференции после саммита лишь скромно «не исключил», что его страна когда-нибудь подпишет «фискальный пакт». Но сейчас это сделать, по его словам, категорически невозможно. Главный недостаток пакта, по мнению Нечаса, в том, что страны с собственной валютой, как Чехия, не могут участвовать на равных правах в саммитах еврозоны. Следовательно, в деле укрепления финансовой дисциплины они не могут быть равны с той же Германией.

Юрий Паниев, Независимая газета