Выставка «Два императора»

История «царственного противостояния» Александра Первого и Наполеона Бонапарта.

Это были ещё те времена, когда некоторые монархи вели войны друг с другом будто сидя за шахматами, и не зависимо от исхода сражений и числа потерь живой силой, пожимали друг другу руки. Наполеон и вовсе писал на закате жизни: «Александр! Мы любили друг друга». Эта фраза стоит подзаголовком выставки «Два императора». Она открылась в столичном Музее Декоративно-прикладного искусства. И это один из первых и многочисленных выставочных проектов, посвящённых войне 1812 года.

Тильзитский мир — центр экспозиции, показательный момент отношений двух императоров. «Александр! Мы любили друг друга», — напишет в письме Наполеон. Они могли бы стать союзниками — настолько они преклонялись друг перед другом. И тогда — политическая ситуация в Европе могла бы стать совсем иной.

«Наполеон всегда стремился к миру с Россией, — рассказывает коллекционер Александр Вихров. — Для этого были очень веские основания. У нас никогда не было общих границ. Имея в виду Францию и Россию — они в мире могли контролировать всю Европу. И только Англия становилась страной-препятствием к этому миру».

Непривычно ранимый и эмоциональный Наполеон и «отнюдь не слабый властитель» Александр Первый. О его роли в зарубежных походах, что были в 14 году, после большевистской революции старались умалчивать. Хотя в европейской традиции Александр считается крупным полководцем.

«Мы его воспринимаем как государя, которого заслоняет фигура Кутузова во время событий 1812 года, — рассказывает куратор выставки Андрей Гилодо. — А в зарубежном походе, особенно когда происходила знаменитая битва народов под Лейпцигом, ситуация сложилась так, что Александру пришлось возглавить войска и он выиграл эту битву у Наполеона».

В 14 году Александр учредил медаль «За взятие Парижа». Но вручать ее стали лишь после смерти императора, который «не хотел унижать чувства французов». Однако пропаганда официальная и неофициальная отражает настроение масс в произведениях искусства. Особенно — в гравюре, предшественнице фотографии. Французы больше акцентируют наполеоновскую агрессию, русские — сдержанность, подчеркивающую венценосность Александра.

Агитационный фарфор Наполеон — мастер пиара — решил использовать первым. Российские царедворцы идею оценили и подхватили. Пропагандистские чашки, тарелки и чайники стали хорошим тоном.

Наполеон — герой мифов положительных и отрицательных. Наполеон — бренд. Он — в кружках, колокольчиках и даже чернильницах-гробницах. В отношении Александра Первого так далеко не заходили.

«Французы посетили Россию, а русские посетили Францию, — это дало взрывной микс, который выразился в появлении стиля ампир — феномен русско-французского», — говорит директор ВМНДПИ Александр Сысоенко.

Изучать этот феномен, разбавленный английскими карикатурами, итальянской мозаикой, увидеть настоящий автограф Наполеона, подлинный портфель Александра, где лежали документы о подписании мира с Францией в 14 году, необыкновенно увлекательно.

Новости культуры

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс